Сергей Мошак. Реинкарнация

Как вы думаете, почему в эпоху Возрождения создавались  шедевральные полотна, скульптуры, портреты, фигуры женщин, которые излучали неиссякаемую, невероятную теплоту, чистоту, духовность? Кажется, в то время это было распространенное явление – каждому мастеру удавалось найти и воплотить свой идеал, выполнить свою миссию – поведать о незримой красоте нашего мира, как бы достучаться с грешной земли до небес. Современный зритель в безмолвном восхищении часами зависает, пытаясь понять тайну улыбок, глубину взглядов, смысл жестов...  

В чем был секрет магии старых мастеров? Как с помощью одной только плоской художественной формы им удавалось передать сквозь века возвышенное содержание замысла Творца?

Видели ли вы в музеях современного искусства что-то подобное? Сейчас у художников в руках уникальные технологические возможности, они стали быстрее и лучше рисовать, применяя порой сложные пространственные, световые, 3D-решения. Тем не менее, их работы удивляют скорее тайной своего технического исполнения, но не философией замысла.

Вот вопрос – почему? 

Мы живем в такое время, когда скорость развития технического прогресса  опережает прогресс развития человека. В массе своей мы едва поспеваем приспособиться к новым веяниям. Чаще всего просто ими пользуемся. Это касается всего: компьютеров, телефонов, автомобилей и т.д.

Технологические возможности пластической хирургии также шагнули за пределы достаточной необходимости. Можно относительно легко и безопасно менять форму тела и лица человека. Но часто ли задается вопрос: зачем?

Эстетическая хирургия уже является частью нашей жизни. Консьюмеризм и лукизм – две современные религии, идолы которых неумолимы. «Потребляй больше! Выгляди лучше!» - вот их призыв. И многие откликаются. «Лук» сейчас на уровне расовой дискриминации. Плохо выглядишь – неудачник; хорошо выглядишь – нормально. Неправильный, с точки зрения общества потребления, «лук» - это ущемление в моральных правах, ограничение в социальных  возможностях, ущемление в карьерной перспективе, в ресурсах и материальном росте. Те, кто испытывает на себе гнев этих двух идолов, являются основными клиентами бьюти-индустрии. Ищут помощи у эстетических  хирургов, косметологов, визажистов. Ну, вы знаете.

Я иногда вижу, как в результате работы индустрии красоты женщина превращается в шедевр современного искусства. Ярко, сложно, броско, пусто. Прекрасная жертва, добровольно или нет принесшая себя на алтарь циничных богов, требующих новых подношений.

Специальность пластическая, эстетическая хирургия, косметология изначально должна была освобождать своих пациентов от заниженной самооценки, комплексов, неуверенности в себе. Но в погоне за быстрым эффектом, коммерческим успехом, популярностью, новомодными технологиями что-то было утрачено. Все внимание врачей и пациентов было направлено на создание одной только формы. Хуже того, для хирургов, например, показанием к операции было наивное желание женщин исправить  отдельную часть лица или тела как по трафарету, по заданному потребительскому шаблону. Тогда хирурги и косметологи, потакая иллюзиям «заказчиц», создавали странные конгломераты из губ, носов, грудей, ягодиц. Когда-то это нравилось, когда-то этого было достаточно. Но это время уходит, мы меняемся и растем, многие пациенты ожидают большего от пластических операций, причем, не в плане изменения внешности, а в плане изменения качества жизни.

Хирургическое вмешательство – это высокий риск и такие же высокие ожидания. Сложный внутренний мир пациентов требует сложного комплексного результата.

Целостный взгляд на пациента, на его здоровье во всеобъемлющем смысле этого слова, холистический (holon (греч.) – целостность, цельность) подход открывает путь в медицину будущего, исключающий ситуации, когда «слепой ведет слепого».

Медицина будущего символически базируется на четырех «китах» – принципах 4П: предсказательности (predictive), превентивности (precautionary), персонализации (personification) и партисипативности (participatory).

Первое «П» – это предсказуемость ситуации. То есть врач, используя свой опыт, объективные исследования, может говорить о вероятности того или иного результата. На этом этапе наиболее важно взглянуть на проблему со всех сторон. Маммолог, косметолог, стоматолог, эндокринолог, психолог, эзотерик – вот те специалисты, которым я, как пластический хирург, хотел бы показать своего будущего пациента.

Следующее «П», возможно, самое важное из всей четверки. Превентивность, или предотвращение развития заболевания, что гораздо дешевле и безопаснее операции. И речь здесь не о привычной профилактике вроде прогулок на свежем воздухе и умеренности в еде: сегодня в ход идут генетически детерминированные методы предупреждения заболеваний. Они, как правило, направлены преимущественно на использование оптимальных для пациента лечебных и профилактических средств с учетом его генетических, физиологических и биохимических особенностей.

Третье «П» – персонализированное лечение. Суть его в том, что специалисты стараются обнаружить у пациентов персональные специфические проблемы, отвечающие за развитие заболевания, и давать больному лекарства, которые нацелены именно на его личную «поломку».

Ну, и четвертое «П». Партисипативность, то есть вовлеченность, – важный принцип медицины будущего, согласно которому необходимо сделать так, чтобы сам человек принимал активное участие в профилактике заболеваний, чтобы он не боялся их. Только так можно достичь успеха. Без осознанного желания человека быть здоровым все попытки медиков предотвратить болезни будут тщетны.

Многие годы ушли на воплощение идеи о создании команды мечты из специалистов высочайшего класса, совместная работа которых могла бы помочь любому пациенту разобраться в себе, выявить наиболее важные направления своего развития, исправить или даже удалить причины, препятствующие улучшению его качества жизни. И в некоторых случаях их помощь могла бы помочь «начать все сначала».

У женщины рано или поздно наступает момент, когда она останавливается  и понимает, что завоевала все, что обещала завоевать, победила всех, кого обещала победить, доказала себе и окружающим в этом формате все, что могла доказать, и она начинает искать той самой гармонии, тишины для себя. Реализации своих граней. Женщина вдруг начинает понимать, что можно существовать в своем формате, и может быть, в этом есть счастье, есть свобода? И вот она пытается все это сделать и думает, за что первым делом схватиться. За внешность? За порядок внутри дома? За личные отношения? За социальный статус? С чего начать?

Прежде всего, вам понадобятся зеркала. Это люди, которые смогут поговорить с вами, задать правильные вопросы, внимательно выслушать, поставить вас как бы перед зеркалом, и вы сами увидите много всяких разных шероховатостей, недостатков, которые можно было бы исправить. И я сейчас имею в виду не только внешность. Самостоятельно очень трудно выйти за пределы своего периметра – вы его выучили, вам там все знакомо и относительно безопасно. И, главное, он никого не раздражает. Но, скорее всего, если внутри  пусто и холодно, то этот периметр придумали не вы.

Станет ли пластическая операция некой инициацией превращения? Сможет ли простая смена формы раскрыть новое содержание? Эти вопросы похожи на тот, который мы задавали вам в начале – о секрете старых мастеров эпохи Возрождения. Ответ – да. Сможет. Но при условии, что пациент будет верить в себя самого, обновленного и прекрасного, так же, как художники начала 16 века искренне верили в то, что мир вокруг них разумен и прекрасен, наполнен любовью и созидательной чистотой.

В течение двадцати лет своей практики я иногда наблюдаю случаи удивительных превращений своих пациентов – не только внешних, но, что более важно, внутренних. Со стороны это выглядит как чудо. Как реинкарнация. Когда освобожденная душа обретает другое, обновленное тело. Человек получает второй шанс реализовать себя в ином качестве. Возникает феномен, когда человек может шагнуть через совершенно объективные препятствия, например, внешность, медицинские, психологические проблемы, кармические узлы, и может вернуть себя себе самому.

Текст: Юлия Удовенко

Фото: Анна Орленко

Май, 2019